Корзина пуста | перейти в магазин
header добавить в избранное Главная Карта сайта

Открыть оглавление Статьи > Растения > Е

Коника - Раз иголка, два иголка - будет ёлочка!

или Все началось с «Коники».

Цитата

«В Западную Европу завезена из Канады, где была найдена Редером и Джеком на оз. Лагган в 1904 г.; оттуда широко распространилась по садам и паркам мира.»

Севертока, Александрова.

«Декоративные формы хвойных растений для озеленения».


Ель Коника

Ель Коника

Ель Коника зимой

Ель Коника Дейзи Уайт

Ель Коника в виде 4-гранной пирамиды

Ель Коника в виде 4-гранной пирамиды

Ель Коника в виде копны

Ель Коника в виде остроконечного конуса

У всего сущего, будь то отдельный булыжник в мостовой, бабочка крапивница, или куст сирени — есть своя история. Судьба, если хотите. По человеческим меркам счастливая судьба — это долголетие и многочисленное потомство.

В природе, где жесткие правила конкуренции подразумевают выживание сильного, счастливая судьба имеет ничтожную вероятность. Взять, к примеру, дуб. Как думаете, какова вероятность достижения дубом столетнего возраста? На первый взгляд — это очень реально. И на самом деле, в лесу не так уж мало дубов достигших столетнего возраста — то есть деревьев с диаметром ствола за 40-50см.

С другой стороны, нормальный дубовый век превышает 200-300 лет. И в течение жизни дерево продуцируют многие тысячи, (а то и миллионы) желудей. Но сколько бы дуб не произвел желудей, лишь один из них, — наиболее сильный (или самый удачливый?) сможет сменить своего родителя. Ведь общее количество деревьев в лесу остается одним и тем же. Остальные желуди по разным причинам не достигнут зрелости: не прорастут, будут съеденыили затоптаны животными, погибнут в юном возрасте уничтоженные человеком или подавленные конкурентами. Вот и получается, что достичь преклонных лет может один из нескольких десятков тысяч желудей — 0,001%. Да и то — вряд ли.

Если посмотреть на жизнь философски, то само наше появление на свет есть стечение многих случайных совпадений. Родиться — уже сорвать джек пот! Так что, не ной, не жалуйся на свою разнесчастную долюшку! (это я не вам — себе) Радуйся жизни и лови мгновенье!

Но еще драматичней складывается судьба всякого рода уродцев — случайно возникающих генетических отклонений от нормы. Борьба за существование выработала у всего живого (кроме человека) единую стратегию. С одной стороны, закон выживания понуждают все виды равняться на наиболее приспособленные к существующим условиям климатические формы — экотипы. Поэтому все елки одного размера, с одинаковыми шишками и хвоей. А с другой, непрерывно меняющийся климат требует от растений приспособительных реакций. Не изменишься – последуешь за динозаврами – сами знаете куда.

Вот и научила Мать Природа своих детей постоянному поиску устойчивых форм жизни с помощью резких и внезапных изменений в наследственном аппарате — мутаций. Подавляющее большинство мутаций оказываются неудачными. То есть более слабыми и неприспособленными, нежели родительская форма, или вообще нежизнеспособными. Взять ту же ель. Изредка у нее появляются стерильные, не дающие шишек особи. Для дерева, которое не размножается иначе как семенами, это конец. Завершив цикл своего развития, оно исчезнет навсегда. Природа рождала и рождает несчетное количество нежизнеспособных и мало конкурентных растений. Все они гибнут, не оставив следа. Самое обидное в том, что многие из них обладают полезными качествами и могли бы сослужить человеку службу.

Сохранить бесплодное дерево может лишь чудо. А совершить такое волшебство способен только человек. Ведь для этого требуется весьма сложный сознательный акт — прививка, черенкование или иной вариант клонирования.

Наглядным примером человеческого волшебства, является ель сизая «Коника» (Picea glauca «Conica»). Если верить садовым летописцам, эту карликовую елочку совершенно случайно обнаружили на берегу небольшого канадского озера. Вот так вот, — шли по лесу двое, ничего заранее не задумывали. И вдруг одного из них будто подбросило от гениального прозрения:

— Слышь, Джон! Разрази меня гром, если эта ёлка не карликовая мутация!

Его визави тоже был непрост:

— Нет возражений, Генри! И мы будем последними дураками, если сейчас же не перетащим ее в наш питомник!

— Твоя правда, — это было бы непростительной ошибкой! — Ты оставайся и стереги ее, а я побежал за лопатой!

Так ли было на самом деле, или по-другому, — сути не меняет. Ель «Коника», ставшая родоначальницей целого семейства карликовых сортов ели канадской, была случайно найдена дендрологами в лесу. Так же как и подавляющее большинство декоративных форм хвойных на первом этапе их селекции, начавшейся, судя по всему, не позднее начала 18 века.

Я оказался в сумрачном лесу…

Россияне сплошь влюблены в колонны кипарисов. А конусы родных елок их волнуют постольку поскольку. Наверное, кипарисы напоминают им жаркую Анталью, Ниццу, Неаполь. Сочи или Ялту — на худой конец. Сам я нигде кроме Сочи, да и то лишь однажды, не бывал. И даже на самолете ни разу не летал. Не правда ли — находка для психиатра!?

Успокойтесь! Среди нескольких диагнозов поставленных мне недоброжелателями, был и такой — «помешался на деньгах». Но это суждение дилетантское. Ведь с точки зрения специалистов помешательство на дензнаках — как раз один из верных признаков психиатрической нормы. Тогда как презрение к разноцветным хрустящим фантикам, наоборот — симптом душевного неблагополучия.

Короче, графа «пребывание заграницей» в моем секретном досье девственно чиста. Не был и не тянет! Зато в родных лесах появляюсь на два порядка чаще, нежели зачуханные пробками патриоты асфальта. И был случай, который буквально перевернул мое впечатлительное нутро.

Как-то скитаясь по дремучим вязниковским лесам, я потерял дорогу. Чтобы сократить путь попёр напролом — по азимуту. Опытные путешественники знают — самый короткий путь — в обход. Но я еще не был учён — 24 года и сил невпроворот.

Молодость — молодостью, но всему есть предел. Валежник и овраги измотали так, что не осталось сил реагировать даже на взлетавших глухарей (было же такое!). Долгий путь по непролазной чащобе угнетал душу. Мокрый от пота, голодный как волк, я уже ни о чем не думал, кроме одного — домой, только домой!

Усталость валила с ног, но лес был так дик, что негде было и присесть. Затем начался сосновый бор и немного посветлело. Я приободрился. Наконец выбрался на лесную дорогу и решил — пойду по ней, куда бы она ни вела. Дорога сначала змеилась между соснами, потом круто повернула, и пошла по дну лесного оврага. И вдруг, о чудо! Лес раздвинулся как кухонные занавески, и взору явился чудесной красоты каньон. Точнее это была поросшая редколесьем балка, склоны которой были живописно украшены елями. Елки были разного возраста и будто специально расставлены так, чтобы лучше смотреться с дороги.

Неописуемой красоты пейзаж снайперским выстрелом поразил тот душевный отсек, который называется эстетическим чувством. Видно сказалась смертельная усталость плюс резкий контраст между захламленной чащей, из которой я только что выбрался, и этим чудным видением.

Казалось, что над пейзажем поработал ландшафтный архитектор. Деревья стояли со значительным отступом от дороги, а передний план и подножия елей, были подбиты ровной, густой и необыкновенно мягкой травкой. Толи овсяницей, толи мятликом. И очень кстати. Я сбросил с себя ружье и рюкзак, и буквально рухнул на гостеприимный «газон». Немного очухавшись, лежа «смотнул» с ног резиновые сапоги. Потом уселся спиной к теплому сосновому стволу и блаженно вытянул ноги. — Господи! Остаться бы здесь! И никогда не возвращаться на «родной завод». Никогда, никогда! На любые телесные муки согласен, лишь бы забыть, что есть на свете турникеты и проходные! Построил бы себе чум вон на том взгорке, чтобы этот вид был всегда со мной.

Годы спустя такое же впечатление произвел на меня, построенный по сходному «проекту» Сад Дженни Бутчарт (www. butchartgardens.com), созданный в начале 20 века вышеназванной канадкой и ее мужем на месте горных разработок. Сад имеет вид ущелья, в которое посетители попадают с одной стороны, проходят его насквозь и выходят с другого конца. По ходу они обозревают на склонах и плоском дне рукотворного каньона колоритные древесно-кустарниковые группы, красивые одиночные деревья и ярко расцвеченные цветочные композиции и клумбы. Извилистая дорожка и озеленение сада устроены так, чтобы эффектные виды открывались по очереди с разных сторон и неожиданно.

Тогда я еще не увлекался садом. И ничего не смыслил в том, по каким законам и из каких составляющих складывается ландшафт. Красоту, как и все нормальные люди, воспринимал первобытным эстетическим чувством. Уходя, я оглянулся, мысленно давая елям обещание: — Я вернусь!

Но завод оказался сильнее. Он не отпустил. На тот живописный распадок я не попал ни через год, ни через пять, ни через десять. Хотя ничего не забыл. В минуты душевной смуты подмывало совершить туда новое паломничество. Но всегда находились срочные дела. А потом и вовсе жизнь завертела, закружила. А когда прошло лет двадцать, то и возвращаться стало страшно. Елки за это время выросли и наверняка смотрятся совсем иначе. Но главное — мир переменился. И если раньше лес был мой и только мой, то теперь доехать до спрятанных вдали от цивилизации елок мог любой, кто накопил на внедорожник. И не просто доехать, а устроить там «маленький бордельеро» — изгадить все, что только можно и оставить «альпийские горки» из отбросов. И это притом, что даже единственный пакет с мусором разрушил бы ту гармонию, которая меня так приворожила. Вобщем, я последовал совету мудрого человека: «Вот тебе урок: держись подальше от мест, где ты был счастлив.» (Ирвин Шоу, роман «Вечера в Византии.»).

Впрочем, хитроумное подсознание не дремало и со временем нашло выход: — Что бы тебе не заиметь свой собственный хвойный каньон, куда другим дорога будет закрыта. В переводе на нормальный язык это означало — почему бы не сделать хвойный садик, выполненный если не по образу и подобию, то хотя бы по мотивам того самого. И пусть он будет скромнее размерами — может всего-то 3×3 метра. Ёлки, естественно, будут карликовыми, да и расставишь ты их совсем иначе. Ну и что с того, было бы воображение.

Первая елка в нашем саду.

Кажется, на память сильно не жалуюсь. Во всяком случае, на долгосрочную. Но вот, хоть убей — не припомню, когда точно и какими путями пришла в наш палисадник первая «Коника». Точно только то, что произошло это еще в те времена, когда вставая по стойке смирно, мы пели «Союз нерушимый республик свободных». И в русском языке еще отсутствовали такие родные для нынешнего садовода словосочетания как закрытая корневая система, хвойный садик,садовый центр.

Русский язык, как известно велик и могуч. Не всякий иностранец, например, поймет разницу между «замочить белье» или «замочить соседа по даче»; «напиться воды» или просто — «напиться». Хотя разница между этими деяниями существенная. То состояние, в котором тогда находилось российское декоративное садоводство, было сродни каменному веку. Посадить в саду ель, к примеру, означало навлечь на себя великие беды. Соседка, у которой святая вера в коммунизм мирно сосуществовала с всякими другими верованиями, прямо так и заявила: — Саша! Ель в палисаднике — это к покойнику!

Я тут же замучил ее расспросами: — Как долго ждать этого события — день, неделю, год? Что будет, если ель высажена не в палисаднике, а рядом с ним? Например, прямо в межу между нашими с ней участками. Или там, где население итак сплошь жмурики, то есть на кладбище? Где конкретно должен появиться покойник, если иных кандидатов кроме тебя самого нет — может быть в соседнем доме, или в другом населенном пункте? И есть ли какая-либо корреляция между количеством высаженных елей и числом мертвяков?

Чувства верующей таким святотатством, видимо, были глубоко оскорблены, и она на некоторое время перестала со мной здороваться. Ее внук, кстати, спустя годы елочку в палисаднике таки высадил. И пока без последствий для престарелой бабки. Хотя уже и пора бы.

Первым моим достижением было определить, что маленькая хвойная красавица относится к роду Picea. Вы будете смеяться, но то, что передо мной именно ель, а не можжевельник какой-нибудь, я определил по запаху. Размял между большим и указательным пальцами хвоинки, поднес к носу, и меня как током ударило: — Да ведь это же ёлка! Ей богу ёлка! Вот не сойти мне с этого места — ёлка!

Но конкретно, что это за чудо такое, — как ее звать именовать, я и не догадывался. Потому что книг по декоративным хвойным в те времена укромные еще не появилось.Так наша первая «Коника» и росла безымянной елочкой-дюймовочкой. Какой она будет, когда вырастет, было непонятно, и спросить не у кого. Час прозренья наступил после появления в домашней библиотечке первой книжки о хвойных — И.И.Севертока, М.С.Александрова «Декоративные формы хвойных растений для озеленения» Издательство «Ылым», Ашгабат 1993г.

С нынешних позиций — «книжка» являлось для этого издания грубой лестью. Но, все-таки, прав Лао Цзы, вместе с Ницше и прочими умниками — важна не форма, а содержание. Содержание же той книженции было просто революционным. Оказывается, хвойный мир не исчерпываются, исключительно тем, что растет во владимирских лесах. То бишь — елью, сосной и можжевельником. Есть еще много чего, игольчатого и чешуйчатого, что можно высадить в палисаднике. Включая такие непривычные для русского уха породы как туевик, микробиота, тис, кипарисовик, тсуга и псевдотсуга. И что самое удивительное, ёлки и можжевельники, оказывается, не вылеплены по единому стандарту. У хвойных, как и у помидора, имеются сорта, по-другому — декоративные формы. А «Коника» как раз и есть декоративная форма. Если конкретней — карликовая мутация ели сизой.

информация

Коника и ее сестры.

«Коника» ( «Conica») – карликовая мутация ели сизой или канадской (Picea glauca). Год обретения 1904, место рождения — Канада. Родоначальница многочисленного карликового семейства. Имеет вид плотного конуса высотой до 2 (4?)м. В 10 лет достигает приблизительно метровой высоты. Хвоя тонкая, мягкая, приятно пахнущая, длиной 12-15мм, на веточках растет очень густо. Особенно привлекательна в период отрастания молодой хвои — в мае — начале июня.

«Глобе» ( «Globe») — миниатюрный ширококонический сорт высотой 0,5-0,7м. Нередко верхушка почти отсутствует и растение имеет полушаровидный силуэт. Крона плотная, хвоя интенсивно-зеленая.

«Сандерс Блю» ( «Sander,s» Blue) — карликовый сорт с обычной высотой около 100см (реже до 150см) с плотной конусовидной, тупо вершинной кроной. Хвоя короткая, сизовато-стальная, стабильно сохраняющая голубой цвет. Сорт лучше размещать в местах, защищенных от прямого полуденного солнца.

«Дейзис Уайт» ( «Daisy,sWhite») — слегка тупо вершинный конусовидный малорослый сорт высотой 80-100см (изредка до 150см). Весенний прирост имеет необыкновенно привлекательный, салатно-золотой цвет. К середине лета зеленеет. Эффектно смотрится в хвойных садиках и хвойных группах. Интересна на фоне крупных валунов бурого, красного, голубого цвета. Во избежание ожогов лучше сажать в легкой сетчатой полутени.

«Майголд» ( «Maigold») — имеет коническую крону и золотистые весенние приросты. Предельная высота около 2м. Эффектно смотрится в хвойных садиках, созданных на принципе контрастных сочетаний, формы кроны и фактуры хвои.

Ёлки в розницу и оптом.

Первые годы после появления в нашем палисаднике миниатюрная ёлочка находилась в центре внимания. «Любование Коникой» было обязательным пунктом каждого обхода сада. Оказываясь рядом с невиданно плотным, изумрудным конусом, мы с женой умильно улыбались, гладили мягкие иголочки. Казалось, что мы владеем сокровищем. Действительно, в конце прошлого века Коника была недоступным широкому кругу садоводов раритетом.

Когда елочке минуло лет пять, я решился ее «черенкнуть». Это был мой первый опыт черенкования хвойных. Хотя книжка утверждала, что ели черенкуются с результативностью в 30-95%, сознание отказывалось верить, что воткнутая в субстрат еловая веточка может дать корни. Скажи кому — засмеют! Саженцы яблони и с корнями то гибнут! А тут еловая ветка, — жди того!

Подстегиваемый неуверенностью, я проделал все очень пунктуально, как учила тонкая книжица по черенкованию. Парничок, субстрат, гетероауксин. Единственное, что мне было недоступно — тумано-образующая установка. Поливал вручную от 2 до 6 раз в день. И как вы думаете — все черенки, а их было с десяток, успешно укоренились. Стопроцентно! Замечу, чувство неуверенности, если оно дозировано, хорошее лекарство от неудачи. Неуверенность порождает осторожность, мобилизует внимание. Новичок все делает по правилам, действует осмотрительно. Вспомните, как робко выезжает на оживленную трассу начинающий водитель. И как небрежно ведет свое авто «ас»: рулит одной правой, а левую, с дымящейся сигаретой, вальяжно свешивает за «подоконник».

Впоследствии черенкование Коники стало обычной работой, а его масштабы многократно выросли. Наши череночники стали совершенней, появился «туман». Но 100% результата уже не получается. Знаю точно, в идеальных условиях это возможно. Если сроки черенкования выдержаны правильно, если субстрат какой положено, если освещенность ровная, если температура в череночнике не перескакивает выше плюс тридцати. Но наше лето идеальным не бывает. Да и автоматика только на первый взгляд надежней человека.

Трудно поверить, но конец 1990-х и первые годы 2000-х были самым благоприятным временем для питомниководства. Новых русских уже потянуло к красоте. Но ни голландских контейнерных саженцев, ни сети садовых центров еще не было. Спрос на декоративные кустарники и деревья превышал предложение. Реклама была не нужна — клиент сам нас искал. Коники-трехлетки с ОКС, высотой 15-20см, мы продавали по 250-300 рублей. И все они расходились весной. Рентабельность была высочайшей. Кстати, цены с тех пор не только не увеличились, а наоборот снизились.

Наш палисадник исподволь обрастал хвойным каркасом. Воспоминания о еловом каньоне подбили меня на лаконичную композицию из елочек. Пять Коник на фоне подпушки из овсяницы Готье. Я высадил их полукругом, замкнув его на свое окно. Раздвину шторы – и прямо передо мной лесной распадок. Вот и ладненько!

Эта группа не только дарила радость, но и служила рекламой. Чтобы раскрутить клиента на покупку Коники, достаточно было ненароком провести его мимо. Так продолжалось несколько лет, пока у нас не побывала некая состоятельная покупательница. Умилившись зеленым квинтетом, он небрежно кивнула в сторону елочек:

— А эти вы за сколько продадите?!

Кто она такая я понятия не имел, но то, что деньги у нее водились, было ясно по всему, от блиставшего лаком внедорожника, до ее изысканного «бутикового» прикида. Да и ее манера торговаться, а точнее не торговаться – о чем-то  говорила.

Предложение было сверх оригинальным. Но, слава Вседержителю, постоянные упражнения в толерантности (клиент всегда прав) подготовили к любому святотатству.

— Миллион $, и все что находится в пределах нашего участка ваше, документы только оставьте!–тонко завуалировал я свое «yes of course, mistress!».

— Ваша антикварная недвижимость для меня малопривлекательна. – Так сколько!?

— По тыще за каждую.

— То есть пять. O key! Выкапывайте!

Могло показаться, что сделка была необдуманной, даже взбалмошной. На самом деле, наше благополучие прямо зависело от денежного трафика — «чтобы что-то  купить, надо было что-то  продать». И этим «что-то » были исключительно саженцы. Поэтому любая сделка, пусть даже такая экстравагантная, являлась несомненным благом. Тем более, что число выращенных нами елочек уже превысило пару сотен штук, и сиротство палисаднику не грозило.

Пицеарий – еловая моно-полия.

Хотя со временем наш сад обогатился десятками других хвойных, Коника, а потом и другие ее варианты прочно обосновалась в топ десять. Особенно симпатичны елочки в возрасте от 5 до 10 лет. Да и подгорают они значительно реже. В молодости силуэт Коники наиболее близок к коническому, но когда еловые годы переваливают через 12-15 лет, ее фигура начинает портиться. К счастью все ели хорошо стригутся и формируются. Правда, решиться на такое насилие очень нелегко, по себезнаю. Но, уверяю, стричь ели несложно – главное все делать вовремя. И времени это занятие много не отнимает. Минимально достаточными являются две стрижки за сезон – по полчаса каждая – итого час. Первая в середине июня, вторая в конце июля — начале августа.

Опыт стрижки Коники показал, что она очень податлива и пластична. Обнаружилось, что с помощью ножниц ее конус легко трансформируется всамые разные геометрические тела высотой от 40 до 160см. Хорошо получаются различные варианты конуса: от низкого и широкого, до высокого и острого. Последний, кстати, большинство идентифицирует какидеальной стройностиможжевельник. Легко удается стрижка в виде полушарий и полу-эллипсоидов разной высоты и ширины. Весьма оригинальны ёлочки, сформированные в виде четырехгранных пирамидок. Чем ниже задуманная вами фигура, тем раньше прищипывают верхушечную почку. А у высоких «изделий» точку роста прищипывают как можно позже или вообще не трогают, — стригут только с боков.

Со временем у меня созрела идея создать садик из одних только ёлок. Уже и название ему готово -пицеарий. Прошу не путать с пиццерией. Это будет ностальгическая песнь по чудо каньону, увиденному мной в лесу. И хотя идея пока ещё существует только в воображении, но уже разных вариантах.

Последний вариант – топиарный пицеарий — моно садик из Коники и ее сортов, подвергнутых кардинальной стрижке. В окончательном виде садик будет представлять собой сплошное хвойное покрывало, в котором отдельные культивары елочек сольются в одно целое. Сформированные стрижкой холмы, пики и сопки будут без стыков соединены в монолитное зелено-голубо-желтое «нагорье».Чтобы задумка получилась, важно с самого начала правильно выбрать расстояния между участниками сюжета. Так, чтобы в окончательном виде они сомкнулись, но не мешали друг другу расти. Посадочный материал – не проблема. Остается найти подходящее место в палисаднике, а это как оказалось очень непросто. Там и так уже тесно – каждый квадратный дециметр на счету.

Ждать ли нам милости, или…

Всем хороши“Коника» и ее близкие родственницы, одно только плохо — все они подгорают на весеннем солнце. Одни сильней, другие в меньшей степени. Не мерзнут, как думают некоторые, а именно получают солнечные ожоги из-за несоответствия фенофаз на их родине и у нас. Молодые растения и нижние ветви деревца страдают реже и меньше взрослых, поскольку полностью укрыты снегом. Да и отходит молодежь быстрее.

Существенно снизить риск подгорания помогает выбор благоприятного места и солнцезащита кроны.Меньше страдают елочки, растущие в слабой сетчатой полутени и с северных сторон от строений – на границе света и тени. Учтите, что весеннее солнце существенно ниже, чем летнее. И там где Коника полностью притенена в марте, в мае она будет на солнышке. Что же касается укрытия, то весьма надежным показало себя обертывание кроны различными полупрозрачными материалами вроде крафтбумаги и спанбонда. Почва должна быть достаточно легкой и дренированной. Весенний застой воды исключен.

Возникает вопрос — а нельзя ли снивелировать подгорание методами селекции? А почему нет!? Ведь природная форма ели сизой, то есть родная мать Коники, свободна от этого недостатка. У нас она устойчива. Более того, дикая ель сизая в качестве городской ёлки гораздо перспективней, нежели даже наша лесная ель, которая не переносит городской загазованности. Сизая же более устойчива к газам, чем даже пресловутая голубая ель. И ни капельки не уступает ей в декоративности.

Своей селекции хвойных у нас пока нет. Но кто, как не наши питомниководы должны задаться отбором зимостойких и устойчивых форм. Не в Нидерландах же, и не в Англии этим заниматься! Там Коника не горит. Значит, и ждать от Европы стойких к выгоранию сортов не приходится. Нам нужна своя собственная селекция на зимостойкость. Для этого питомниководу только и нужен — острый глаз. Если в «поле» подгоревших Коник окажется одна нетронутая — отбери ее на племя. И так много раз, пока поле весной не станет однообразно зеленым.

Умные мысли в ассортименте,
 или новогодние пожелания российским садоводам.

Цитата

«Когда россиянин покупает пищу – он покупает здоровье.

Когда россиянин покупает автомобиль – он покупает удобство.

Когда россиянин украшает палисадник – он приобретает престиж.»

Из премудростей 2115 года.

Новогодний праздник не случайно признаваем и любим всеми без исключения. Ведь он, как и все древние праздники — естественная веха коловращения жизни. А нам россиянам он тем более дорог, ибо знаменует самое оптимистичное событие года –зимний солнцеворот. Наша суровая зима уже достигла своего временного апогея. И вот радость-то — день начал прибывать! И пусть внешне это еще не заметно, но вера в скорый приход весны, вопреки трескучему морозу и беспросветной январской серости, уже согревает наши души.

Кто про что думает под Новый год, а садовод все об одном — о своем саде. Как он там сейчас!? Не грызут ли зайцы недавно посаженную яблоньку, не мерзнет ли вечнозеленый рододендрон, хорошо ли снег укрыл розы и виноград? Душа садовода томится по саду. И это томление вызывает прилив светлых мечтаний и планов. Да и когда еще строить планы, как не сейчас, когда голова не заморочена неотложными делами.

Воображение так и бурлит! И вот вы берете свою заветную тетрадку в клетку, и набрасываетев масштабе 1:20 схему озеленения детской площадки. Ведь внучка уже пошла в садик, а это намек, что самое время приобщить ее и к Саду. То есть выделить ей в персональное владение небольшой уголок сада, украсив его соответствующим дизайном. Пусть учится делать грядки и сажать цветы. Площадку огорожу бордюром из хосты. На входе будет арка увитая клематисом. А здесь — между детским домиком и песочницей, самое место для Коники. Широким кольцом вокруг нее, и везде, где только можно на пустых местах, будет посажена приятная на цвет и очень мягкая травка-муравка — овсяница Готье. И станет для Даши этот персональный клочок земли, своеобразной прививкой на любовь к саду, в дополнение к не слишком приятной БЦЖ. Так, следуя этому примеру, она и пойдет по жизни.

Ведь вопреки поговорке заразителен не только дурной пример. Стадный инстинкт – один из самых мощных атавизмов нашего пещерного прошлого. Это он организует нас в коллективы, заставляет нас следовать моде и всяким там трендам. Иногда он полезен, но чаще вредит. Например, заставляет покупать бесполезную, но модную дребедень, подражать общепринятому, повторять популярные словечки, примыкать к течениям. Он загоняет на корпоративы, в партии, в макдональдсы. Подсаживает на табачок и модную жрачку типа пиццы и суше.

А когда ты не такой как все, тебя просто ломает и мутузит. Если у тебя нет авто – ты теряешь покой, если мобильник дешевый – тебе стыдно вынимать его из кармана. Стадный инстинкт сильнее разума, особенно если его изначально маловато. Так давайте использовать его в корыстных целях. Заведем моду на красоту, подсадим народ на живые изгороди и аллеи из пирамидальных туй. И тогда вместо смартфонов и планшетов все будут похваляться друг перед другом хвойными композициями, входными зонами, топиарными садиками!

Кстати. Стремление к красоте, также как и неодолимая тяга к творчеству — верные признаки благородного происхождения. Смею утверждать, что все читатели ВС именно таковы. Мы избранные! Но не будем этим кичиться. И не будем злословить над теми, кто еще не осенен нашей идеологией. Или даже не принимает ее совсем. С них станется. Впрочем, и у них есть шанс исправиться. Ведь самые ярые гонители иногда превращаются в горячих приверженцев и первых апостолов.

Ах да! Вот еще что упустил! Не забывайте добавлять радости к вашим садовым заботам. Добавляйте ее ко всему, что вы делаете в своем саду. Малыми дозами, но постоянно, как мульчируют и удобряют почву. Радость, смею заметить — самый полезный из наркотиков. Все, к чему вы ее примешаете, станет для вас не просто желанным, а жизненно необходимым. Так можно докатиться и до опасного психического расстройства — непреодолимого влечения к саду. Болезнь эта заразна и распространяется неизвестным науке вирусом. На первых порах она кажется неопасной, все равно как небольшой насморк. Но это поначалу. Стоит только заразе охватить треть населения, как она превращается в поветрие. И хотя пораженные недугом люди ни на что не жалуются, а даже наоборот счастливы, специалисты понимают – это все, конец! Гарденомания (именно так зовется болезнь) неизлечима и не имеет обратного течения.

Вот бы было так! Правда!?

И наконец, пожелание всем нам на будущий сезон.

Пусть будущее лето будет умеренно теплым – без жары и заморозков! Пусть дождей будет ровно столько, сколько нужно саду, а выпадать они будут исключительно по ночам!Пусть кроты и медведки поимеют совесть, и переселятся из наших садов в какие-нибудь другие места. Пусть будущим летом исчезнут мучнистая роса, парша, коккомикоз и фитофтора! И пусть всем нам удастся сделать намного больше, нежели когда-либо !

Статьи о растении Правдивая история про елочку
МеткиДекоративные, Хвойные, Кустарники, Вечнозеленые, Объект_стрижки, Все_статьи, Вестник_садовода


4608 просмотров


header
Создание и продвижение сайтов