forest
корзина Корзина пуста | Перейти в магазин

Статьи о растениях

оглавление

Проростки - Племя молодое...

Все младенцы, будь это только что вылупившийся цыпленок, толстолапый щенок, тигренок или медвежонок, вызывают в нас умиление своими несуразными пропорциями, пухлявостью, неуверенной вихляющей походкой. И такое же точно впечатление оказывают некоторые растения в начале их роста. Как приятны глазу и многообещающи тугие бутоны пиона тонколистного! Как хороши листья рябинника в первые дни, и молодая хвоя пихты в начальных фазах развертывания! И, не правда ли, в ростках ариземы и павловнии прослеживается та же симпатичная толстоватость, что так умиляет нас в животных. Посмотрите! Подивитесь!

Ростки, зачатки, побеги, бутоны.

Клематис цельнолистный (Сlematis integrifolia) – в начале роста побеги клематиса цельнолистного напоминают прямые стрелы с крупными веретеновидными наконечниками. У достаточно развитого куста они, — побеги, торчат из земли, плотным пучком, будто из колчана. В этой стадии растение преисполнено таинственности, — что скрывается там – внутри этих наконечников.  Но еще немного, всего день-другой, и загадка разрешится. Кроющие листья приоткроются, и наружу покажутся копьевидные бутоны будущих синих цветов. Впрочем, сами они – еще одна, не меньшая загадка.

Рябинник рябинолистный (Sorbaria sorbifolia) «Сэм» — молодые листья рябинника с самых начальных стадий их развертывания привлекают необычным колоритом. Кажется, все в них работает на зрителя: и сами красиво сложенные орнаментальные непарно-перистые листья, и изящная форма отдельных листовых пластинок, и мозаика, в которую складывается листва в целом. Отдельный листочек привлекателен каплевидной с оттянутой верхушкой формой, и глубоко вдавленным резным жилкованием. Но особенно впечатляет цветовое решение молодых листьев – они не зеленые, а бурые, розовые, красные с переливами. Хотя со временем краснота в листьях замещается зеленью, они устойчиво сохраняют декоративность до самого листопада. Сорт «Сэм» втрое ниже основного вида – не более метра высотой. В полном развитии он состоит из одного-полутора десятков раскидисто ниспадающих в стороны тонких побегов. Особенно привлекательно смотрятся кустики рябинника, сформированные в виде компактных шаровидных и полушаровидных кочек.

Пион тонколистный (Paeonia tenuifolia) –  этот пион, по праву считается одним из самых красивых среди диких пионов. Изящны его изрезанные «в морковку» сложно рассеченные листья. Необыкновенно приятны простые ярко-вишнево-красные цветы с многочисленными желтыми тычинками. Уже в начале роста растение заявляет о себе как о чем-то  неординарном. Первые побеги пиона пробиваются еще в апреле и на глазах превращаются в  шаровидные головки бутонов, плотно окруженные пышными «жабо» из буровато-красных листьев. В этот необычный оттенок их подкрашивают ночные заморозки. Как только холода схлынут, к листьям возвращается привычный темно зеленый цвет. Уроженец Южной и Средней Европы, пион тонколистный встречается и на юге европейской части России. А в культуре он устойчив практически по всей лесной зоне. Образует приятные сочетания с анемоной лесной, белопятнистой живучкой, белоокаймленными  хостами.

Павловния войлочная, адамово дерево (Paulownia tomentosa) – только что пробившиеся из земли проростки павловнии своим видом обещают что-то  необыкновенное. Они растут «не по дням, а по часам», коренасты, и покрыты густой шерсткой, из-за которой все растение имеет зеленовато-серый цвет. Ожидания в полной мере оправдываются. Вскоре из этих ростков появляется соответствующее им солидное деревце, с листьями, размерам которых позавидует лопух.

Павловния происходит из Центрального Китая, но уже давно пользуется большим успехом у европейцев. Она является самым эффектным красивоцветущим деревом, способным зацвести в Средней Европе. В средней полосе России это субтропическое дерево хронически мерзнет, и не цветет. Риск полного вымерзания присутствует постоянно, и все-таки растение способно по двадцать  лет расти на одном месте. Отмерзая до почвы, павловния ежегодно возобновляется от корня, и таким образом может годами оставаться в одних рамках. Как правило, она растет одноствольным деревцем высотой 3-4м.  Дерево можно использовать в оформлении парадных мест в качестве оригинального отдельно стоящего экзота.

Пихта бальзамическая (Abies balsamea) — нельзя не отметить, как приятны глазу молодые верхушечные побеги пихты вскоре после их развертывания.  Они растут густыми пушистыми хвостиками, и выделяются на фоне старой хвои чистым светло-зеленым оттенком. Уже к середине лета их цвет не будет отличаться от основного фона, но в мае они буквально притягивают своей юной чистотой. Хвоя у пихты, к слову сказать, живет довольно долго – примерно пять лет.

Ель канадская или сизая (Picea glauca) – трудно поверить, что ель может похвастаться какой-либо иной  краской, кроме однообразного темно-зеленого цвета хвои. Но посмотрите, какими яркими являются в начале роста будущие шишки ели канадской или сизой. Женская шишка ели, в сущности, является соплодием, а на стадии «цветения» — соцветием, которое на языке ботаников зовется макростробилом. Кроющие чешуи будущей шишки в это время окрашены необыкновенно ярко – в рубиново-красный цвет. Потом, по мере роста они побуреют и утратят первоначальный колорит. Заметим, что макростробилы окрашены в красноватые тона у всех елей. Но у ели канадской они особенно ярки и заметны, отчасти еще и потому, что очень многочисленны, и  располагаются не только у верхушки, как у нашей ели, но по всей кроне вплоть до нижних ветвей.

Аризема амурская (Arisaema amurensis) – первые ростки ариземы напоминают прорвавшиеся из глубин почвы клыки неведомого животного. Уже по их мощи видно, что растение, которое вскоре появится, должно быть неординарным. И действительно, не только все начальные стадии развития ариземы, но и само взрослое растение, привлекают экстравагантностью. Интересно, что в «клыках» ариземы плотно упакованы все немногочисленные элементы взрослого растения: два крупных пальчатых листа и единственное початковидное соцветие, обернутое полосатым бело-зеленым покрывалом.

SEO Владимир Яндекс.Метрика