forest
корзина Корзина пуста | Перейти в магазин

Статьи о растениях

оглавление

Рододендрон Шлиппенбаха. Корейский крестник Александра Шлиппенбаха.

Я бы не согласился стать рефери на конкурсе «Мистер Рододендрон». Вопрос, какой из рододендронов самый красивый - весьма спорный. Простую истину - «На вкус и цвет товарищей нет» - никто ещё не отменял.

Утверждают, например, что среди листопадных видов наиболее привлекательным является рододендрон Шлиппенбаха. Рододендрон Шлиппенбаха мне хорошо знаком. В нашей семье любой из взрослых определит его без цветков, по одному только листочку. Этот кустарник растет в нашем саду с 2005 года. И его цветение давно не воспринимается экстраординарным событием.

Нет никаких сомнений, что это одни из красивейших рододендронов. Мне он нравится всеми своими деталями: и плотной шаровидной формой кроны; и всегда свежими крупными листьями с характерным румяным «загаром»; и разумеется, цветками - приятного бледно-розового оттенка, широко открытыми и очень крупными. Но однозначно отдать ему первую строчку, я бы остерёгся. А вдруг этим жестом нанесу обиду рододендронам японскому или Альбрехта!?

Главное открытие Александра Шлиппенбаха.

Цитата

«30-го августа (1853 года, автор), в Александров день, был завтрак у именинника барона Шлипенбаха на корвете. Было очень весело.»

А.И.Гончаров «Фрегат Паллада»

Надо быть «Иванами не помнящими родства», чтобы забыть, все то хорошее, что пришло к нам из Европы. Здесь мы не обсуждаем такого очевидного факта, что Европа уже много веков идет впереди, остального мира, говоря иначе, - является драйвером мирового развития. Россия же, по давней традиции является импортером европейских достижений. Предвижу ярые возражения «патриотов». Типа - «русские не глупее европейцев», «русские внесли свой вклад в мировую культуру - вспомните хотя бы Толстого и Достоевского, которым поклоняется весь мир». Но вот закавыка - то, - эти два гения ничего бы не создали, живи они в одно время с Лениным и Сталиным. В лучшем случае, они эмигрировали бы в ту же Европу или США. А если бы остались, то у них был бы куда более «богатый» выбор: бессудный расстрел в период террора гражданской войны; гибель от рук экспроприаторов и бандитов; смерть или деградация от голода и лишений в первые послереволюционные годы; гибель в застенках ЧК или НКВД по приговору тройки «за шпионаж» в пользу той страны, где им когда-то довелось побывать, и т.д. и т.п.

20-й век со всей очевидностью показал, что русскому «народу» не нужна культура как таковая. Культура - это дерево со сложной агротехникой. Мы не хотим тратить силы на его возделывание. Нам нужны только его плоды. Между тем, своим культурным расцветом Россия некогда была обязана именно европейцам. Итальянцы возвели первые храмы и монастыри во Владимире и Боголюбове. Они же построили нам наш символ и нашу непреходящую гордость Московский Кремль. Голландцы построили в Казани первый российский парусник «Орёл», который затем по Волге был переправлен на Каспий в Астрахань, где впоследствии захвачен бунтовщиком Разиным. Немцы дали нам огнестрельное оружие, научили фортификации и различным тактическим хитростям, благодаря которым была покорена Сибирь.

Моя мама родилась в северном Казахстане, где вперемешку жило несколько народов. Там были посёлки с преимущественно русско-украинским, казахским и немецким населением. - Я бы по одному их виду определила, кто где живет. - рассказывала она. И дело даже не в типичных для этих народов типах жилища. Бросалась в глаза немецкая аккуратность во всём, и продуманность деталей быта. Самыми убогими и грязными были казахские селения. Русские и так и сяк. Немецкие - чистенькие, прибранные, у каждого дома цветы.

Приглашать иностранцев на русскую службу начали уже при первых Романовых. Но при Петре Первом это стало государственной политикой. Совершенно очевидно, что более мудрого решения, чем «онемечивание» России просто невозможно было придумать! Ведь немцы не просто давали нам «технологии в обмен на нефть». Являясь носителями более высокой культуры, российские немцы исподволь образовывали и перевоспитывали нас. Сотрудничество и дружба с немцами превращало Россию в одну из ведущих европейских держав. Пусть и самобытную, но достаточно развитую и просвещённую. К началу 19 века иностранцы, главным образом немцы, присутствовали во всех управленческих структурах государства. Они задавали тон везде, где только было возможно. Они покусились даже на русскую литературу - вспомните русского классика Фонвизина (то бишь - немца фон Визина).

Но особенно много немцев стало прибывать в Россию после нескольких Русско-Турецких войн, когда территория государства значительно расширилась. Политика привлечения немцев в этот период достигла апогея. По всей Германии можно было встретить «объявления», приглашавшие простых немцев переселиться в Россию. Немецкие поселения появились в Среднем Поволжье. Немецкие колонисты приняли активное участие в освоении вновь присоединенных к России южных территорий - Новороссии.

Немецкая честность и аккуратность, делала их незаменимыми в управлении государством. Именно поэтому, а не «по блату», как считают некоторые, русские государи поручали им руководство разными государственными делами. Немцы, по сути с нуля, создали российскую науку, а потом развивали её. А что в этом плохого!? Ведь со временем они ассимилировались, и становились порой более русскими, чем мы сами. Возьмите того же Владимира Даля, разве это не он научил нас любить русский язык?!

Немцы формировали интеллектуальный костяк русской нации. Общеизвестно, что первый российский академик Михайло Ломоносов боролся с засильем немцев в Российской Академии Наук. Сам, при этом, не только обучался в Германии, но даже женат был на немке. Немцы действительно в то время были «всем бочкам затычки». Но иного и быть не могло, ведь они были для нас зачинателями всех наук. Ботаника, например, возникла у нас исключительно благодаря немцам. Первыми исследователями российской флоры, тоже были сплошь обрусевшие немцы. Многим нашим растениям именно немцы дали имена, которые мы теперь считаем исконно русскими. Много немцев было и среди тех, кто осваивал и обустраивал российские окраины. Одни составляли карты, другие описывали растительный и животный мир. Даже в десятке русских мореплавателей немцев едва не половина: Крузенштерн, Беллинсгаузен, Коцебу, Литке, Врангель…То же и среди ботаников: Глен, Гмелин, Максимович, Миддендорф, Радде, Шмидт, Шренк...

Но мне хотелось бы подробней рассказать о молодом морском офицере, - русском немце, имя которого носит герой этого рассказа - рододендрон Шлиппенбаха. Александр Егорович Шлиппенбах (1830-1903), точнее барон фон Шлиппенбах, был потомком древнего рода прибалтийских немцев. Дальний предок Александра Шлиппенбаха, являлся шведским подданным, но после Полтавы был вынужден перейти на русскую службу. Пётр Первый, как известно, не просто благоволил к немцам, а можно сказать обожал их. Он отнёсся к интернированным прибалтийским немцам крайне милостиво и даже доброжелательно. Им были оставлены все их вотчины, и сохранены дворянские привилегии. В том числе он оставил за ними нетипичный для русского дворянства баронский титул. Отец Александра, барон Е.А. Шлиппенбах также был морским офицером, капитаном первого ранга. Таким образом, флотская служба была в их роду семейной традицией. Мать Александра Шлиппенбаха, - урождённая графиня М.Л.Гейден.

В 1852-1855г.г. российским правительством была предпринята беспрецедентная многоцелевая морская экспедиция на Дальний Восток. Её главной задачей была дипломатическая миссия в Японию, с целью установления с восточным соседом разнообразных связей. Полномочным представителем России на них выступал адмирал Путятин, впоследствии граф.

В экспедиции участвовало несколько судов. В их числе была шхуна Восток, основной задачей которой было разностороннее исследование береговой линии российских дальне-восточных владений и прилегающих к ним территорий. Флагманским кораблём экспедиции был 62-пушечный фрегат «Паллада». На момент отплытия мичману Александру Шлиппенбаху было 22 года. Но он уже был достаточно опытным моряком, так как ещё 14 лет от роду был отдан в Морской Кадетский Корпус. И все-таки плавание на Палладе стало для Александра серьёзным испытанием, превратившим его из обычного моряка в настоящего морского волка. Лишь неопытный «салага» полагает, что главное для моряка - не бояться качки и штормовых ветров. Только мужество позволяет моряку стать капитаном. Александр исходно был наделён лучшими человеческими качествами: смелостью, решительностью, инициативностью, честностью. Они и позволили ему с честью преодолеть все ниспосланные ему испытания. В ходе плавания Шлиппенбах поочередно находился то на фрегате, то на шхуне, которая занималась в основном «научно-исследовательской» деятельностью. Он начал плавание в звании мичмана на фрегате, а закончил его капитан-лейтенантом, командиром шхуны «Восток».

Следует отметить, что морская служба настолько захватила Александра Шлиппенбаха, что не оставила места для личной жизни. Поэтому женился он только после ухода в отставку в 1864 - в 34 года, на вдове московского купца 2 гильдии Пелагее Васильевой, у которой уже был сын. У них родилось ещё трое детей - две дочери и сын. Всем, в том числе и пасынку было дано достойное воспитание. На пенсию Александр вышел в чине генерал-майора.

История открытия Александром Шлиппенбахом рододендрона такова. Среди прочих обязанностей ему был поручен сбор гербария. Официально это поручение звалось «коллектор растений». Случай распорядился так, что шхуна Восток подошла к восточному побережью Кореи в апреле 1854 года, - как раз в разгар цветения рододендрона. Это позволило сделать полноценный гербарный образец кустарника, который в числе других растений был отправлен в Петербургский ботанический сад для изучения и идентификации.

информация

Чтоб вы знали.

Обратите внимание на полное латинское имя рододендрона Шлиппенбаха - (Rhododendron shlippenbachii Maxim.). Слово Maxim. в наименовании растения означает имя ботаника, который его первым идентифицировал и описал - Максимович. Карл Иванович МаксимОвич, к слову сказать, тоже немец. Судьба распорядилась так, что спустя шесть лет после открытия рододендрона, Александр Шлиппенбах лично познакомился с Максимовичем, причем при весьма интересных обстоятельствах.

(из отчета о плавании).

«Двигаясь из Императорской Гавани к южным гаваням Приморья, около залива Святой Ольги встретил группу людей, с берега подававших сигналы о помощи. Александр Егорович приказал спустить шлюпку, и с матросами отправился на берег. На берегу оказалась группа К. И. Максимовича следовавшая в залив Посьета. Поскольку и «Восток» следовал туда же, А. Е. Шлиппенбах предложил К. И. Максимовичу отправиться с ним. В бухте Посьета Александр Егорович в течение двух дней сопровождал Максимовича, помогая ему со сбором образцов растений. Здесь же они вновь встретили кустарники рододендрона, который Шлиппенбах собрал на Корейском полуострове, а Максимович изучил в Петербурге. Позже К. И. Максимович назвал этот вид рододендрона в честь Шлиппенбаха (rhododendron shlippenbachii). На прощание Александр Егорович подарил Максимовичу морскую подзорную трубу и пообещал, что и дальше будет собирать образцы растений и отправлять их ему для изучения»

Плавание на фрегате Паллада стало одним из самых плодотворных морских путешествий в российской истории. Имена многих его участников (Путятин, Посьет, Римский-Корсаков и т.д.) мы можем без труда отыскать на карте российского Приморья. Команда фрегата, кстати сказать, насчитывала около пятисот человек.

Иван Александрович Гончаров (1812-1891), к началу плавания ему исполнилось 40 лет, и он уже был признанным русским литератором, автором «Обыкновенной истории» (1847), исполнял при адмирале Путятине обязанности секретаря. По долгу службы он участвовал во всех официальных мероприятиях и церемониях, присутствовал на всех приемах.

Переговоры с японцами были затяжными и трудными. К тому же в это время началась Крымская война, из-за которой возвращение фрегата на родину стало практически невозможным. Возвращаться домой в Петербург Гончарову пришлось через всю Сибирь. Сначала по воде (по рекам Амуру и Мае), потом на санях и верхом на лошади, и наконец в относительном комфорте - на перекладных. Зато путешествие получилось настолько богатым приключениями и впечатлениями, что в результате вылилось в одно из самых читаемых произведений писателя - цикл путевых очерков под общим названием «Фрегат Паллада». Барон Шлиппенбах, кстати, упоминается в его очерках трижды.

информация

Чтоб вы знали.

Рододендрон Шлиппенбаха (R. schlippenbachii) - листопадный кустарник высотой 100-150см (в природе несколько выше - 1,5-3,5м. Благодаря обильному, красочному цветению, считается одним из самых эффектных листопадных рододендронов. Ареал вида охватывает юг Приморья, Корею, Северо- Восточный Китай, Японию. Но наиболее обширные заросли рододендрона Шлиппенбаха расположены на Корейском полуострове, в основном вдоль его берегов.

Рододендрон Шлиппенбаха имеет весьма узнаваемую внешность. Листья у него одни из самых широких в роде - до 7см шириной, при длине до 10см. Венчик цветка широко открытый, диаметром до 8-9см. Лепестки кремово-розовые. Цветки сближены в соцветия по 3-6 штук.

Кукушкин цвет по-корейски и по-русски.

Необыкновенно колоритное и обильное цветение рододендрона Шлиппенбах в Корее совпадает с периодом интенсивного кукования кукушки. Это породило в корейском народе красивую легенду. Она гласит, что первоначально цветки кустарника были невзрачными, бесцветными. Но однажды цветок увидела кукушка и влюбилась в него. Не имея надежды на взаимность, она сидела над ним по ночам, плакала и истекала кровью. В результате цветки кустарника окрасились в цвет «разбавленных кровью слёз» - розовые и светло-красные тона. В народе кустарник так и называют «цветок кукушки», по-корейски - «Тугёнхва».

Народное сказание превратило это растение в культовое. Возникла традиция любования его цветением. Посмотреть на цветущий «Тугёнхва» народ каждый апрель буквально «валом валит» в горы. Поскольку это происходит уже не первую сотню лет, то там, где кустарник растет в изобилии, на горных склонах буквально набиты тропы. Кстати сказать, время цветения рододендрона Шлиппенбаха и у нас совпадает с периодом кукования кукушки. Обычно оно начинается во второй декаде мая, а заканчивается в начале июня.

Правда у нас имя кукушки уже зарезервировано за другими цветками. В центре России есть по меньшей мере три растения, названия которых связывают с именем кукушки. Все они являются травянистыми многолетниками, биология которых связана с местами обитания кукушки - лесами, перелесками, болотами. Все три цветут в июне - в период наиболее интенсивного кукования кукушек. Одно, из семейства гвоздичных, так и называется - кукушкин цвет или кукушкин горицвет (Coronaria flos-cuculi). Два других - небольшие орхидейки кукушник длиннорогий (Gymnadenia conopsea); и ятрышник пятнистый (Orchis maculata), прозванный народом кукушкиными слёзками за коричневатые пятна на листьях.

Агротехника.

Рододендрон Шлиппенбаха зимостоек, но его цветочные почки в центральном регионе России нередко повреждаются возвратными заморозками. Солнцелюбив, но хорошо растет и в несильной полутени. Предпочитает слабокислые pH= 5,5-6,5, богатые перегноем почвы.

Место посадки. Почва.Кустарник лучше всего посадить на полностью открытом, защищенном от северных ветров месте. Для посадки роют яму, неглубокую, но достаточно широкую: глубиной 30-40см и диаметром 60-80см. Почвенный субстрат показано приготовить на основе листовой земли, верхового торфа, и песка 1:2:1. При возможности сюда же хорошо добавить одну часть вересковой земли - лесной подстилки из соснового бора. Этой смесью заполняют посадочную яму с учётом будущей усадки - так, чтобы она немного возвышалась над ее краями.

Вересковая земля. Верхний (от 5 до 15см толщиной) слой почвы, из смешанного, а лучше соснового, леса, в подножии которого растут какие-либо растения семейства вересковых: брусника, вереск, багульник, голубика и т.д. Включает подстилку (хвойный опад, перегнившие ветки, разложившуюся древесину, листья) вместе с частью коренного грунта. Для рододендронов наибольшую ценность представляет вересковая земля из старых сосновых лесов, имеющая супесчаную основу. Вересковая почва пронизана гифами полезных симбиотических грибов.

Уход. Удобрение. Полив. Уход за почвой не должен ограничиться первичной подготовкой субстрата. Рододендрон будет обильней цвести, если ему обеспечить дополнительное удобрение и полив. Удобрять следует исключительно методом мульчирования, подсыпая удобрениесверху.В качестве мульчи применяют сыпучие органические материалы главным образом природного происхождения: верховой торф, хвойный опад, древесную труху, вересковую землю.

Отличной мульчёй являются опилки любых лесных древесных пород, особенно хвойных, а также их мелко измельченная кора. Мульчу показано подсыпать небольшими порциями по нескольку раз за сезон, так, чтобы за год ее поступало ≥ 1ведра/м2.

Полив, как и удобрение, рекомендуется производить малыми дозами, но возможно чаще. Не надо забывать, что на родине рододендрона климат океанический, муссонный с годовым количеством осадков (1250 мм) вдвое большим, нежели у нас, и постоянно влажным воздухом.

SEO Владимир Яндекс.Метрика